На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Темная сторона футбола. История первого футболиста сборной России с африканскими корнями

нельсон

В команде ДЮСШ ЦСКА (1980 г.р.) талантливых пацанов хватало, рассказать можно о каждом. Но один из тех мальчишек не просто выделялся техникой и работой с мячом, а буквально бросался в глаза — темнокожий паренек Нельсон Авуа-Сиав Лео Томович, сын русской преподавательницы и ганского врача-хирурга. Но для всех он был просто Лео.

Лео Нельсон.

В команду шестилетнего Лео привел тренер Владимир Саутин. Он искал по школам перспективных мальчишек и сразу обратил внимание на этого ребенка. «Что ему дано от природы, научить нельзя. Это дар — он либо есть, либо нет», — так говорили о юном Лео все детские тренеры. На редких турнирах Лео не признавали лучшим игроком, два года он входил в юношескую сборную России, был первым темнокожим футболистом, защищавшим цвета российского флага. Казалось бы, впереди интересная и увлекательная футбольная карьера.

Первый шанс

В 1996 году, когда подошел выпуск, Нельсону нужно было решать, куда двигаться дальше. За несколько месяцев до выпуска его вызвали к руководству ЦСКА, предложили заранее подписать контракт с дублем. Очень хотелось играть за родную команду, но настораживали слухи, которые крутились вокруг клуба. Говорили, что привязанность к армии связывала дублера по рукам и ногам: шаг вправо, шаг влево – и ты менял бутсы на кирзовые сапоги. Лео попросил подождать, подумать, и — тут же был отстранен от участия на первенство России.

— В этот момент тренер Евгений Лобков предложил вариант с «Торпедо-Лужники», — вспоминает Лео. — Очень хороший тренер, жалею, что не он меня тренировал в последние годы в спортшколе. Ну а «Торпедо»… От них было очень конкретное предложение, было видно, что они во мне заинтересованы. Приехали домой, познакомились с моей матушкой.

Интерес со стороны «Торпедо» легко объяснить. В то время команду возглавлял Александр Тарханов, который помнил Нельсона еще по детско-юношеской школе ЦСКА.

«Приходи к нам, сразу поедешь с основой на сборы, и если проявишь себя — есть шанс», — сказал тогда Александр Федорович.

— В итоге подписал контракт с «Торпедо». Всё пошло очень хорошо. Тарханову моя работа с мячом нравилась. Помню, как на первом сборе в Пятигорске увидел этих людей — Бушманова, Камольцева, Машкарина, Августина Эгуавона… Зашел в раздевалку, даже не знал, как с ними разговаривать. Видел их только по телевизору раньше. И тут в первой же двухсторонке, честно говоря, сам был удивлен, насколько я был в порядке. Когда вернулись, рассчитывал, максимум, на дубль. Но нет, сказали: тренер доволен, работаешь с основой.

нельсон

Обида Алешина

С основой у Лео не срослось. Перед самым началом сезона получил травму мениска. Пока восстановился, заканчивался первый круг. К тому времени вместо Тарханова рулить стал Валентин Козьмич Иванов, а он с тархановскими игроками работать был не настроен. Лео сослали в дубль.

После игры против молодежи ЦСКА к Нельсону подошел тренер из армейской ДЮСШ, он же третий тренер в первой команде и позвал обратно: «Давай, возвращайся, Долматов собирает команду, ищет молодых воспитанников. Рассчитываем».

— Ко мне очень хорошо относился президент «Торпедо» Владимир Алешин. Встретились, помню: он, я и Виталий Шевченко. Тогда его уже назначили главным вместо Козьмича. Алешин и говорит: «Ты в порядке, все хорошо. Да, с Козьмичем не получилось, бывает. Поэтому сейчас едешь с командой на сборы, если докажешь свою состоятельность, будешь в основе». Нужно было оставаться в команде, ничего страшного, но я по молодости и глупости уже обещал своему бывшему тренеру спортшколы. Отказал Алешину, сказал, что подписал с ЦСКА предварительный контракт, возвращаюсь в родной клуб. Как потом оказалось, Алешин очень серьезно обиделся.

На первом сборе в Финляндии стало понятно, что никому в ЦСКА Нельсон не нужен, никто его не ждал. Долматов не обращал никакого внимания, а слова детского тренера оказались сильно преувеличенными. Привлек в команду воспитанника, заработал баллы — ну и отлично.

Нельсон приходил к Алешину, но в этот раз в позу встал уже он. 50-летний президент не смог простить непродуманного и опрометчивого решения 17-летнего пацана. Отказал. Исчез из видимости и тот тренер, что предложил вернуться в ЦСКА. Никто не поддержал.

Но с «Торпедо» на этом не закончилось. Узнав об этой истории, Тарханов пригласил Нельсона в «Крылья Советов». В Самаре он провел практически все межсезонье, выглядел достойно, а потом узнал, что уезжает домой: контракт не подписывают. Оказалось, что Алешин выдвинул какие-то сумасшедшие по тем временам условия – ни себе ни людям. По факту у молодого футболиста были три команды высшей лиги — «Торпедо», ЦСКА, «Крылья», а оказался ни с чем. Шел 1998 год.

В лицо кричали: «Негр»

После такого провала Нельсон решил завершить карьеру. В 18 лет пришло понимание, что в большом футболе мало что зависит от самого игрока: есть у него талант или нет – его судьбу легко и просто решают околофутбольные дяди.

— Год не играл в футбол. Это было непросто. Но я смотрел на наших пацанов из сборной — Виталька Гришин за «Динамо» выходил, Сашка Петухов за «Зенит», Леха Злыднев за «Спартак», ну и наболело внутри — все детство, юность с мячом. Играть в большой футбол было мечтой. Решил начать с нуля. Поехал в Тамбов.

— В Тамбове чувствовал себя не в своей тарелке, честно говоря. Кругом взрослые ребята, вынужденные зарабатывать на жизнь во второй лиге. И еще понимание, что для них это, скорее всего, потолок. Да и сам уровень футбола резко отличался от столичного. Там больше ценились бойцовские качества, чем техника игрока. Там я возмужал и окреп физически и психологически. Все-таки непросто быть темнокожим футболистом в российском футболе (смеется).

Раз уж зашла речь. С самым серьезным расизмом Лео столкнулся во время матча Украина – Россия юношеских сборных. Играли где-то под Киевом. Каждое прикосновение к мячу сопровождалось громогласным уханьем, улюканьем и оскорбительными выкриками. Для 16-17-летнего юноши это было настоящим испытанием. Да и в спортшколе в этом смысле не все было благополучно. Особенно когда Нельсона заявили за сборную, как же, негр и в сборной России! Не стеснялись об этом говорить прямо в лицо.

— Я всю жизнь хожу как по красной ковровой дорожке, постоянное внимание, — смеется Лео. — Если сейчас темнокожими спортсменами в сборной России не удивишь – женский керлинг, легкая атлетика, то тогда это было на уровне скандала. А если ты играешь в провинциальном городе, не можешь себе чего-то позволить. Условно, команда выиграла, вы встретились в ресторане, и лишний раз посмотришь, что ты пьешь, кушаешь. Потому что о тебе знают все. Да, есть от этого определенные плюсы, тщеславие где-то играет, но и минусы.

Если сейчас темнокожими спортсменами в сборной России не удивишь – женский керлинг, легкая атлетика, то тогда это было на уровне скандала. Ретвит

— Ну а люди всякие встречались. Всё от воспитания зависит. Да, когда человек разглядывает с интересом, для него в диковинку, но при этом нет никакого негатива, то всё нормально. Но когда у человека какие-то внутренние комплексы… Конечно, сталкивался с этим много раз и практически в каждом городе. Но при этом не могу сказать, что у нас какое-то засилье расизма.

Таланты есть, шансов нет

Следующая остановка в Липецке, куда его пригласил тренер Владимир Деркач. Местный «Металлург» в 2000 году — это команда-аутсайдер, бесславно боровшаяся за выживание. Но 19 октября в город заехал питерский «Зенит» на 1/16 Кубка России вместе со своим президентом Виталием Мутко. Приехали — и бездарно провалили игру. Если после первого тайма питерцы выигрывали 1:0, то во втором Павел Далалоян и Лео Нельсон выпнули «Зенит» из дальнейшей кубковой борьбы.

Тот матч был не только знаменателен победой, но и массовой дракой, которую устроили питерские фанаты с милицией в перерыве. Одни вырывали и бросали пластиковые кресла, другие отвечали резиновыми дубинками.

— Кубковый матч, конечно, запомнился, но не могу сказать, что в моей карьере это была самая выдающаяся игра, — говорит Лео. — Понятно, что на кубок игра одна, поэтому сыграть и выиграть может любая команда. Не помню, кто там у них играл, но в центре поля мы их переиграли полностью. Это был праздник для клуба, для города.

Во многих командах как первой, так и второй лиги, есть 2-3-4 действительно хороших футболиста, которые бы в российской премьер лиге не затерялись. Дайте им шанас. Ретвит

— Что еще хочу сказать, — продолжает Нельсон, — разница между футболом второй лиги и премьер лиги — вроде бы как очевидна. Но при всем при этом во многих командах как первой, так и второй лиги, есть 2-3-4 действительно хороших футболиста, которые бы в российской премьер лиге не затерялись. Поверьте в игрока, дайте ему провести полноценные предсезонные сборы, пусть он окунется в эту атмосферу, пусть поверит в себя. Ведь он будет подниматься за людьми, которые сильнее его. Если он талантлив и трудолюбив, то быстро вырастет в классного игрока. Часто именно психологические проблемы мешают игроку реализовать себя.

Реальный шанс

После вылета липецкого «Металлурга» из первой лиги Деркач получил приглашение от казахстанского «Женис» (ныне «Астана-1964), и позвал с собой Нельсона. Там он в течение одного сезона взял Кубок страны и золото чемпионата, стал мастером спорта, но по окончании контракта вернулся в Россию.

— Были сложности с президентом клуба. Не все ребята получили деньги, которые им полагались. Тренер меня не поддержал, и я уехал. Мне 21 год, и стоил я, несколько сотен тысяч долларов. Но если в Казахстане был на хорошем счету, то в России я никому не был известен, пришлось снова начинать с нуля.

Один за другим пролетали «Видное» с тренером Сергеем Алейниковым, «Газовик» из Оренбурга и белорусский «Гомель». В каждом новом клубе Лео подписывал контракт на полгода-год, давая себе, таким образом, шанс вернуться в топовую российскую лигу.

Но попасть в команду высшей или команду первой лиги под задачу выхода, было невероятно сложно. К тому моменту у него уже было много травм и операций. В командах, за которые он выступал, медицинское обслуживание не всегда было на высоком уровне. Это и сказалось впоследствии. В итоге все относились с опаской, да – вроде хороший футболист, но вот травмы. Сейчас подпишем, потом лечить его еще.

После Белоруссии Нельсон поехал поближе к дому, в подмосковную «Нара-Десну». Хорошо провел пару сезонов, но до топовой лиги по-прежнему было далеко.

Очень важно, чтобы кто-то был с тобой рядом — агент, человек, вхожий в футбольные круги, тренер. Без такого человека пробиться шансы крайне малы. Ретвит

— Отыграл хорошо, но в чем нюанс, — объясняет Лео, — ты можешь быть там в большом порядке, и люди это прекрасно видят, но при этом ты мало можешь быть кому интересен. Потому что на тебе особо не заработаешь. Тебе 25-26 лет – ты зрелый футболист. Потом открывают статистику и смотрят: ближнее зарубежье, вторая лига – нет, неинтересно. Вот именно в этот момент очень важно, чтобы кто-то был с тобой рядом — агент, человек, вхожий в футбольные круги, тренер. Без такого человека пробиться шансы крайне малы. Думаю, и сейчас так же.

Однако после окончания сезона в «Наре» Лео пригласили на просмотр в грозненский «Терек». Команда тогда шла на первом месте в первой лиге, с хорошими финансами и классными футболистами.

— Приехав в «Терек», проявил себя неплохо, провел сильную двухстороннюю игру. Я тогда играл центрального защитника. На мое место были Джабраилов и Евгений Варламов. У Женьки к тому времени было уже много травм, а местный Джабраилов был обязан играть. По словам многих из той команды, выглядел я прилично, но по факту не попал в команду. Почему? Просто один из дагестанских деятелей футбола, который меня туда рекомендовал, захотел вдруг за меня энную сумму денег. Хотя изначально, когда мы в Москве встречались, говорил: «Ничего не надо, потом заработаешь, как-нибудь отдашь». Но по факту запросил огромные деньги, и люди, естественно, не подписались. Платить миллион долларов за человека из второй лиги – совершенно неразумно.

Тогда Нельсону поступили два предложения – от «Торпедо-РГ» и пятигорского «Машука». Либо вторая лига с хорошими финансовыми условиями, либо ехать в первую лигу, в команду, которая под вылет. К тому моменту Лео мучился с ахиллом и поехал в Пятигорск фактически уже на уколах. На сборах еще раз всё взвесил, представил: вот порвется, и что дальше — минимальная зарплата в первой лиге, и никто про него там думать не будет. Никому это не будет интересно. Остановился на «Торпедо-РГ».

нельсон

Лео Нельсон в «Торпедо-РГ».

— Не знаю, где-то жалею об этом решении. Это был еще один шанс показать себя в первой лиге. А в «Торпедо-РГ» предложили хорошие условия вместе с подъемными. В конце концов, так и получилось: порвал ахилл практически в первой игре. Провел два года там и был уже таким дядечкой для молодых футболистов — 27-28 лет. Понимал, что это уже финишная прямая. Вот вроде вчера было тархановское «Торпедо», юношеская сборная, Казахстан, вроде везде на хорошем счету, а так и не получилось заиграть в вышке.

— В то же время не хочу никого винить, я доволен всем, что мне дал Господь Бог, — продолжает Лео. — Я и сам делал много ошибок, был по молодости высокомерен, да и звездная болезнь еще прихватила, когда меня 17-летнего Тарханов взял в основной состав «Торпедо», тут еще сборная России. Две-три статьи в газете и — всё, голова закружилась. Поймите, черный ребенок вырос в этом обществе, мне всегда хотелось доказать, что я сильный, что я могу. И вот когда это стало немного получаться, захватила звездная болезнь. Опять же, не оказалось рядом человека, который меня бы встряхнул. Ну а дальше пошло по накатанной, подписывал контракты год за годом в надежде, что все-таки будет у меня шанс заиграть. А единственный хороший шанс, по большому счету — был только «Терек».

Финиш

Вскоре «Торпедо-РГ» исчезло с футбольных ориентиров, а 29-летний Лео Нельсон крепко задумался: вообще заканчивать с футболом или еще хотя бы годик поиграть. Пусть, не зарабатывая особо денег, но хотя бы на хлеб с маслом. Мешало только травмированное колено.

Подписав договор с «Рязанью», Лео надеялся, что сможет еще играть, но приехал в команду по большому счету травмированным. Руководство было недовольно, как так подписали договор с футболистом на травме. Главный тренер Гарник Авалян посоветовал какого-то местного лекаря, который вконец только загубил, вколол в колено дипроспана.

— В конце концов на одной из игр я порвался. В тот момент, когда казалось, что я уже готов. Ну а в Рязани в этом смысле было непросто. Я на контракте, и люди должны обеспечивать, в том числе, мое медицинское обслуживание. Долгое время они этого не делали, тянули, а мне нужно было как можно скорее на операцию. Согласен, я не сыграл такого количества игр, какого хотелось бы всем. Но я получаю травму, и только через двое суток самостоятельно добрался до ЦИТО, с коленной чашечкой, которая вылетела на бедро.

— Долго лежал в ЦИТО, ждал денег, так как операции делали по предоплате, — продолжает Нельсон. — Хорошо, связи были с Шамилем Тарпищевым, попросил оставить. Кое-как деньги выбили, прооперировали. Но о дальнейшей реабилитации, конечно, речи уже не шло. Вторая лига, команда не самая благополучная, поэтому я особо ничего от них уже не ждал.

нельсон

Команда ЦСКА (1980 г.р.) 20 лет спустя.

****

После окончания профессиональной карьеры Лео долго не мог понять, чем дальше в жизни заниматься. Кроме родных рядом никого не оказалось.

— Это сейчас ты два-три сезона в премьер лиге или в ФНЛ отыграл и можешь себя обеспечить. И по окончанию карьеры есть время оглянуться. Поэтому хочу к молодым обратиться: футбол не вечен. Развивайтесь, учитесь, ищите себя. Хотя понимаю, что это сложно. Когда ты любишь футбол, то думаешь, что это будет длиться всегда.

нельсон

Какое-то время Лео Нельсон занимался развитием ресторанного бизнеса, пытался найти себе во внефутбольной жизни. А сегодня он возглавляет один из отделов в крупной сети фитнес клубов в Москве, и время от времени помогает молодым футболистам устроиться в профессиональном футболе.

— Несмотря ни на что я благодарен футболу за хорошую школу. Для меня спорт – это жизнь, целая жизнь, и даже немного больше.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх