На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

«Бомба» от CAS: ни у Родченкова, ни Макларена нет доказательств

Беглый информатор Всемирного антидопингового агентства WADA Гриша Родченков не смог подтвердить на слушаниях Спортивного арбитражного суда (CAS) большую часть своих утверждений о допинге в России. Равно как и «профессор» Макларен. Об этом сообщается в материалах «российского дела» на сайте суда.

Хотя возмущавшийся в Пхенчхане оправдательным решением арбитров CAS «серый кардинал» МОК и ВАДА Ричард Паунд утверждал, что «Родченков что-то в суде напутал, у нас все проверено и доказано», на деле и в деле большая часть обвинений оказалась пшиком.

История не терпит сослагательного, однако, опубликуй CAS мотивировочную часть перед зимней олимпиадой – взрыв был бы не минуем. Как ни крути, а спортивный арбитраж в определённом смысле спас и олимпиаду и частично «лицо» МОК…

А теперь подробности…

Григорий Родченков

В ходе слушаний Родченков, в частности, заявил, что не обладает информацией о том, кем и как осуществлялась доставка коктейля "Дюшес" на соревнования или тренировочные сборы, проводимые за рубежом: перевозился ли он через границу в жидком виде или в форме пилюль.

По поводу банка "чистой" мочи Родченков заявил, что никогда лично не участвовал в сборе "чистых" проб, никогда не был свидетелем того, как эти пробы сдаются спортсменами, и не имеет доказательств вмешательства атлетов в процедуру допинг-контроля и содержимое допинг-проб. Тем не менее, он указал, что знает, что большая часть образцов была доставлена неким господином Великодным в пластиковых пакетах.

Специалист заметно путался в показаниях, когда речь зашла о составе коктейля "Дюшес" (в докладе Макларена фигурировал препарат метастерон, однако на слушаниях Родченков сказал, что такого препарата в России никогда не было, а в доклад вкралась типографская ошибка).

В своих устных свидетельствах на слушании Родченков заявил, что никогда не распространял среди спортсменов коктейль "Дюшес", не видел, как спортсмены его принимают, не имеет сведений о том, что имелись инструкции по употреблению коктейля "Дюшес" спортсменами. В протоколе слушаний так же отмечено, что Родченков не указал, был ли когда-либо проведен какой либо анализ эффективности коктейля "Дюшес".

Напомним, Родченков в 2016 году рассказал New York Times о "допинговой программе" в России и стал информатором WADA, что послужило началом крупного международного скандала. Утверждения Родченкова, заявлявшего о подмене допинг-проб российских спортсменов на Олимпиаде в Сочи, упали на благодатную почву американского Конгресса и «машина возмездия» завертелась…

Позднее комиссия (МОК под руководством Дениса Освальда признала 43 российских спортсменов, участвовавших в Играх в Сочи, виновными в нарушении антидопинговых правил, аннулировала их результаты с Олимпиады-2014 и пожизненно отстранила от участия в Играх. Решения основывались, в том числе, на показаниях Родченкова, который предоставил список "защищенных" атлетов, которые, предположительно, употребляли стероидный коктейль "Дюшес", и отчетах независимой комиссии профессора Ричарда Макларена. CAS позднее полностью удовлетворил апелляции 28 российских спортсменов, апелляции еще 11 атлетов были частично удовлетворены.

Профессор Ричард Макларен

Как сообщается в материалах суда, профессор Макларен присутствовал на слушаниях удаленно посредством видеосвязи. Он отметил перед арбитрами, что даже если его группа и получала какие либо доказательства того, что какой-либо спортсмен мог входить в вероятную схему по скрытию допинга, "это не означало, что это могло принесли спортсмену какую-либо пользу. Это также не означало, что он совершил антидопинговое нарушение".

В ходе разбирательства профессору Макларену было предложено ответить на предположение о том, что его отчеты были основаны только на показаниях Родченкова. Макларен же заявил, что пытался подтвердить все, что сказал ему Родченков, и с этой целью консультировался со свидетелями, рассматривал многочисленные документы и результаты исследований.

Он также объяснил, что в ходе своего расследования говорил с четырьмя лицами, которые предоставили ему информацию, но по той причине, что они могли столкнуться с серьезными рисками, если их сотрудничество получит огласку, их личности остались конфиденциальными.

В ответ на вопрос, были ли у Макларена в рамках своего расследования попытки поговорить с самими спортсменами, он ответил, что это вызывало "большую трудность". При этом он подчеркнул, что в редких случаях, когда спортсмены все-таки готовы были ответить на его вопросы, они предоставляли информацию в обстоятельствах, неприемлемых для комиссии. Как пример, он заявлял, что спортсмены готовы были предоставить показания в письменной форме, но лишь в ответ на вопросы, которые могли получить заранее.

Как заявил Макларен, в результате его команда "не смогла поговорить со спортсменами до такой степени, чтобы можно было полагаться на то, что они сказали". Аналогичный ответ последовал на вопрос, пыталась ли команда Макларена поговорить с тренерами спортсменов.

Говоря о показаниях Родченкова, Макларен утверждал, что доктор был "свидетелем, заслуживающим доверия", так как находился под программой защиты свидетелей, и понимал, что если он не станет говорить правду, это может поставить под угрозу его способность оставаться в Соединенных Штатах Америки.

"Это было мощным стимулом для его надежности", - утверждает Макларен.

Также Макларен подтвердил, что в ходе расследования его команда получила копии 18 страниц дневников Родченкова, однако он пришел к выводу, что было бы "слишком сложно использовать дневники в расследовании" и что они "не добавили бы расследованию никакой ценности".

При этом канадец пришел к выводу, что нет необходимости в получении доступа к исходным версиям этих 18 страниц, потому что не был уверен, что адвокаты Родченкова не предоставили бы для расследования не мошеннические документы.

При этом арбитры CAS указали ему на ссылку в отчете на дневники Родченкова (на 55-й странице первого отчета), которая, в частности, послужила основой для заявления о том, что министр спорта Виталий Мутко принимал участие в предполагаемой схеме манипуляций.

Как отмечается в документе CAS, Макларен не смог объяснить непоследовательность своих показаний, а также не знал, как ответить на вопрос, почему он использовал выдержки из дневников, подлинность которых не была проверена…

В заключение. Остается только добавить, что ВАДА по сию пору требует от российской стороны безусловного признания т.н. «доклада Макларена» …

Жаль, конечно, что CAS «пощадил» МОК и де факто «не пощадил» российскую сторону.

Но… виноваты сами. Каяться господину Жукову со товарищи, как оказалось, было не в чем. Посему все публичные призывы господина Фетисова, внезапно активизировавшего в последнее время, мол, «там в ВАДА надо договариваться», это муть. И соглашаться на условия МОК было нельзя. От слова «никак».

Договариваться сегодня можно только об одном – ВАДА признает, что обвинять Россию оснований не было. А вот по отдельным допинговым историям разбираться можно и нужно.

Но… ничего этого не будет. Ибо вся эта история не про спорт, и не допинг. Она про «наказать Россию». При этом российские околоспортивные чиновники и «общественники» из федераций и НОК проявили неудивительную бездарность и недальновидность.

Наша точка зрения предельно проста –из-под бюрисдиции ВАДА надо уходить. Даже сегодня, после всех событий. Иначе все начнется снова. Это те же самые до боли знакомые санкции… И вина российских атлетов только в одном – они «атлеты из России».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх